Bibliotheca Alexandrina

   Жечь было наслаждением. Кровавые отбески пламени ложились на страницы книги. Оторвавшись от текста, я наклонился и подкинул ветку в огонь. Зачарованно наблюдая за игрой пламени в разгорающимся костре, я машинально провёл рукой по открытой книге. Освещенный дрожащем светом костра, на коленях у меня покоилось старинное издание Бальзака. Огромного размера фолиант, в твёрдой обложке с пожелтевшими хрутящими страницами источал целый букет запахов. Обложка была пропитанна запахом дыма, страринной библиотеки, сундука на чердаке и каминной комнаты. Страницы пахли осенними листьями, узкими улочками и хоршим трубочным табаком. Казалось что в книге, помино текста записанна и вся история её история. Записанна не буквами и словами: казалось само Время взяло невидимое перо и запахами сделало свои заметки на полях. Я как наяву мог представит себе всю её жизнь до этого момента: молодость в огромной библиотеке в доме с колоннами и высокими потолками, зрелые года в бегах, в тайнике на чердаке, где она пряталась от пожарников и несколько неспокойная старость в компании отшельников вроде меня.

    Это был их тех редких замечательных моментов когда ко мне в руки попадала настоящая книга. Нет, в литературе у меня не было недостатка, за те пару лет которые я прожил с того момента как я покинул Город я прочёл несметное количество книг. Нет, не прочёл. “Читать” в моём понимание это было делать то, что я делал в данным момент – сидеть возле костра с книгой в руках, осязать её, перелистывать страницы, вдыхать аромат страниц. Настоящие книги были для меня редким и желанным праздником. Дело в том, что большинство книг которые мне доводилось “читать” - это были люди-книги – знающие наизуть текст или текст на экране портативных телевизоров хранившихся в редких тайниках. Но ничто это не может сравнится с настоящей Книгой.

    Я разыскивал и собирал все книги которые мне удавалось достать. Грэнджер не одобрял этой моей страсти. Он как многие другие Те-Которые-Вспоминают считал что риск себя не оправдывает и предпочитали хранить книге у себя в памяти, а не на бумаге. Понимая в душе, что они правы, я не могу ничего с собой поделать. Они не видели сотни, тысячи книг погибающих в огне на их глазах, как я. И даже если видели, они не испытывали такой вины как я. Сейчас, вспоминая свою предыдущую жизнь, я оплакиваю каждую книгу и каждую страницу, принесённую мною в жертву всепоглощающему огню. Огонь... столь многоликий, столь красивый и мной любимый. Но тот Огонь который я любил в своей прошлой жизни, я вспоминаю с содроганием – тот алчный, смеющийся огонь с запахом керосина, пляшущим по трупам книг не имел ничего общего общего с мягким огнём костра, источающим свет и тепло. Понимая что то что отданно огню уже не вернуть не за что в жизни, я пытался искупить вину перед книгами и перед огнём, которого я по своей прихоти превращал из доброго друга в сумашедшего палача.

* * *

    Книги и огонь стали причиной моего второго перерождения. Так сложилось что эти два атрибута были извечными спутниками моей судьбы. Они сопровождали меня на протяжение всей моей жизни, решая мою судьбу, являсь её маяками и подводными камнями. В этот раз они сплелись вместе и загорелись ярким маяком на горизонте. И имя этого маяка - “Bibliotheca Alexandrina”. По капле накапливались мои знания о ней из разных книг, разговоров, от людей. Плотина прорвалась, и бурный поток захлестнул моё сознание. Смывая пыль и усталость, он принёс с собой ветер перемен, новые идеи, мечты и надежды. Моя жизнь внезапно обрела смысл и цель. Очнувшись, как от сна я осознал что вступил в новый период. У меня была цель и надежда её достичь.

    Отныне каждая минута была наполненна смыслом. Прекрасно осознавая что подарок судьбы не вручается просто так, я устремил всю свою волю на достижение цели. Я перерыл все свои книги и все закоулки памяти. Я познакомился с десятками новых людей. Я спрашивал, запомянал, узнавал, слушал. Я готовился к Путешествию. Тогда я еще не знал. Тогда для меня Путешествие значило просто путешествие. Что я тогда точно знал, это то что у меня есть цель и цель эта посетить Александрийскую Библиотеку. И даже какзалось, что Время и Огонь потеряли свою былую силу не могли помешать мне осуществить мою мечту и коснуться собственной рукой свитков и книг на полках этой знаменитой библиотеки.

    Чем больше я узнавал и вникал, тем более я осознавал что путешествие которое мне предстоить совершить, это будет не просто путешествие. Это будет Паломничесто, Путешествие всей моей жизни.Совсем незаметно, ко мне пришло понимание что я не одинок, и что Путешествие хочу совршить не только я один. Из глубин моей памяти всплыли сотни маленьких кусочков мозаики которые сложились в воспоминае о Братсве. Моя память не сохранила воспоминаний, кто и когда (если вообще) мне рассказывал об этом таинственном Братстве, но я совершенно точно осознавал что моё предстоящее путешествие и Братство это две половинки одного целого.

    Когда пришло время я, вышел в путь чтоб найти Братство и совершить то что называется, как я наконец-то вспомнил, Паломничество в Страну Востока. Выйдя на тропинку идущую вдоль ржавых рельсов в траве, я встретил тех, других, кто направлялись туда-же куда и я.

    Сейчас нам предстоит долгий путь: мы будем идти все утро. До самого полудня. И если пока что мы шли молча, то только оттого, что каждому было о чем подумать и что вспомнить. Позже, когда солнце взойдет высоко и согреет их своим теплом, мы станем беседовать или, может быть, каждый просто расскажет то, что помнит. Что я скажу им тогда? Всему свое время. Время сидеть дома и время идти в путь. Время искать и время находить. Время молчать и время говорить. Да, это так. Но что еще? Есть еще что-то, еще что-то, что надо сказать...
"...И по ту и по другую сторону реки древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее каждый месяц плод свой и листья древа - для исцеления народов”.

Да, вот что я скажу им в полдень. В полдень...
Когда мы будем подходить к престолу Высочайшего Присутствия.


-Гай Монтэг


Вернуться в Архив