Путешествие брата Гулливера

    В последнее время я все чаще возвращаюсь в мыслях к началу моего путешествия. С тех пор прошло десять лет, но события первого дня встают передо моим взором с необычайной живостью.
    Вскоре после моего вступления в Братство, я получил извещение о предстоящем паломничестве. Пол-ночи перед выходом я пролежал на смятых простынях. Мое тело металось вслед за сознанием, ищущим ответ на вопрос о цели моего странствия. Лишь под утро я забылася беспокойным сном. Во сне мое воспаленное воображение представляло великие цели. Крестовые походы. Доблестные крестоносцы, сражающиеся с кровожадными сарацинами за обладание Святым Градом и Гробом Господним. Святая инквизиция. Еретики, оскверняющие своим существованием Божественное Провидение, горящие на кострах и очищаемые пламенем гнева Божия. Извечное стремление человечества к небу. Дедал и Икар, парящие в вышине и взирающие свысока на мирскую суету сует, называемую жизнью.
    Видимо, тогда и зародилась эта безумная идея, что все несчастья людские проистекают из человеческой глупости, и (что) поняв до конца человеческую глупость, можно искоренить ее и сделать людей счастливыми.Только сейчас, по прошествии долгого времени, я понял, что идея осчастливить человечество проистекает из той же глупости. Только сам человек может сделать себя счастливым. Поскольку не существует отсутствия глупости, то существует наличие мудрости... Но вернусь к моему повествованию.
    Именно с этой глупой идеей самонадеянный юнец, являвшийся мной, явился к месту сбора. Выслушав цель моего путешествия Старейшины, удрученно покачав головами, сравнили мою цель с целью Брата Агасфера, пожелавшего познать все. После оживленных дебатов, во время которых я ловил на себе взгляды сочуствия смешанного с уважением – так смотрят на солдат, идущих в последний бой – вынесли свой вердикт. Мое путешествие должно быть проделано в одиночестве, поскольку мудрость не приобретается, а накапливается, подобно наслоениям известняка на поверхности сталактита. Это известие крайне удручило меня. Поскольку, чего стоит мудрость, если невозможно поделиться ею с братьями?
    И вот, если по прошeствии десяти лет я познал глубину человеческой глупости, то ее источник до сих пор скрывается для меня под покровом тайны. И кажется мне, что путешествие мое не имеет конца, в отличие от моего физического существования.
    Во время моих странствий я часто задумывался – что отличает моих братьев, пустившихся на поиски ответов на мучившие их вопросы и в итоге обретающих мудрость, от остального человечества? Но ответ на этот вопрос ускользает от меня, как песок, просыпающийся сквозь пальцы, и оставляет лишь неясное ощущение близкого своего присутствия, уловимого только краем глаза.
    Порой во мне просыпается кощунственное раскаяние о вступлении в Братство. И все мое путешествие кажется мне бессмысленным и пустым. Но тогда мой взгляд падает на кольцо на моем пальце. И воспоминание отом, как я его получил вытаскивает меня из пучины самосожаления в кою я сам себя и повергаю. Нет, я не вправе обвинять Братство в моих злощастиях. Я сам навлек их на свою голову, движимый гордыней юности и глупостью молодости. Разве не осознал я теперь, что чем глупее человек, тем более тернист его путь к обретению мудрости? Воистину, лишь глупец может обращать внимание не на свою глупость, но на чужую! Может ли быть, что я сумею понять источник человеческой глупости, осознав источник своей собственной? Может ли быть, что то что я искал столько лет в дальних странах, все это время я носил в себе? Эта мысль дает мне надежду на близкий конец моего долгого странствия. Пусть даже это паломничество лишь одно из многих предстоящих мне. Но, подобно склаолазу, возходящему на горный пик, я не должен впредь ставить перед собой столь сложных задач. Как скалолаз, преодолевающий уступ за уступом на пути к вершине готов довольствоваться достигнутым и покорение каждого нового уступа считает за победу, так и я должен отныне радоваться каждой капле знания, каждому пониманию сути. Именно эти маленькие победы, приносящие маленькие радости, сливаются в непрерывный праздник жизни человека, стремящегося к познанию. О мой бедный брат Агасфер, я надеюсь, ты понял это! Если же нет, то моей следующей целью будет найти тебя и поделиться своим открытием. Но для того, чтобы отправиться в новое путешествие, сперва следует пройти до конца предыдущее. О свет надежды, как согреваешь ты сердце человеческое и как ужасно твое отсутствие, повергающее нас в бездну отчаяния.
    Как же мне найти ответ на свой вопрос, если для этого надо спуститься в глубины моей души, если до цели моего путешествия меня не сможет доставить ни корабль, ни поезд, ни любой другой вид транспорта? Где начинается дорога вглубь себя и как по ней странствовать? Где найти того проводника, что поведет меня по неведомым тропам моего сознания? Словно в ответ на мои вопросы в памяти вслыло изображение китайских статуй с глазами, глядящими вовнутрь. Как левиафан погружается в поучину волн, я погрузился в пучину своей памяти, в поисках истока глупости, подвигшей меня на поиски цели, столь далеко отстоявшей от меня. Мог ли исток глупости находится вначале моего жизненного пути и быть унаследованным от родителей? Сколько я помню, мои родители всегда были рассудительными, они всегда давали мне ответ на вопросы, которые мучили меня и ответ на которые я сам найти был не в силах. Если глупость развивается в детстве, то... Но как можно ожидать от ребенка мудрости? Значит в юности, когда молодое сознание начинает впитывать знания подобно губке? Но знания не есть мудрость. Есть немало ученых неспособных решить жизненные задачи. Где же, где же он корень зла? Или же, как говорили мудрые, все познается в сравнении? Почему в преклонном возрасте многие люди становятся мудрыми, в то время как в юности и зрелости таковыми не были? Чем я отличаюсь от меня десять лет назад?
    Неужели мудрость – это опыт, накопленный с годами? Почему же, порой, иной юнец мудрее иного старца? Значит, мудрость не зависит от опыта! Не зависит она и от возраста. Но где? Где же она берет начало?
    Десять лет назад я – юнец, горящий жаждой странствий, решил, что повидав мир, я пойму суть проблемы. И вот я побывал во многих странах, видел земли, которые иные представить себе не могли. И только теперь я понял, что ответ лежит не за морями и не за горными пиками. Он здесь, во мне, ждал все эти годы. Значит причина глупости – юношеский пыл? Но многие люди совершают глупости и в более зрелом возрасте. Значит ли это, что причина в чувствах вообще? Но как человек, не познавший любви, может называть себя человеком. И чем человек, не имеющий чувств, будет движим? Ведь движение – это стремление куда-то, желание чего-то, а желание – это уже чувство. Мы выбираем цель и движемся к ней подобно мотыльку, летящему на свет свечи. Но человек – не мотылек, и раз обжегшись, он не будет вновь лезть в огонь, если он не глуп... Вот он! Вот источник глупости! Отсутствие размышлений о последствиях поступка! Ленность мысли. Если бы десять лет назад я удосужился подумать о последствиях взваливания на свои плечи столь тяжелой ноши, то не стал бы этого делать. Подобно атлету, начинающему свои тренировки с простых упражнений и постепенно переходящему к более сложным. К настоящему моменту я мог бы продвинуться значительно дальше. Но не стоит сожалеть о содеянном, то время что я потратил не пропало даром. Во время своих странствий я узнал много нового. Я стал лучше понимать людей, хотя они не стали мне от этого больше нравиться. Я не сдался и дошел до своей цели. А ведь многие не выдерживают и меньшей нагрузки!
    Теперь, когда я достиг цели своего путешествия, когда я поднялся на этот пик, я вижу, что это лишь очередной уступ. Пик, что возвышается теперь передо мной спрашивает меня – "Где находиться источник ленности мысли?" Почему люди из простых семей жаждут знаний, тогда как наследники просвещенных родителей бездумно проматывают наследство? Я не обобщаю и не говорю, что "все", упомянутые случаи скорее исключения, чем правило. Я умудренный опытом задамся этой целью лет через пять, или раньше, когда пойму, что готов к столь тяжелому поиску. Но может ты, брат читатель, решишь сделать это целью твоего следующего паломничества в страну востока?


Вернуться в Архив